?

Log in

No account? Create an account
Хорошего понемногу...
joking on ye edge of Abyss
На пороге неба: отчёт, ч.1, бета. 
10-авг-2016 04:48 pm
ехргъейупень, dark#4, HGG
Отчёт немного - персонажный, немного игровой.. всякие благодарности будут в следующей части, конечно. Да и сюжетные линии я мог не все вспомнить поперву.
Да и всяких анекдотов с игры достаточно вышло, как и баечек всяких. Их тоже.. позже.

На «На пороге неба» я сорвался буквально за пару дней для прекращения приёма заявок. В сетке ролей я нашёл роль (Отец из Умай-гэра) со следующим описанием: «Кровный. Когда придет время, он должен встретить Того, кто задует солнце и разобьет звезды. Он достаточно силе для этого. Он убьет его, но падет сам». Чудесно, на самом деле, полностью соответствует одному моему внутреннему мифу, и вообще. Конечно, из текстов на сайте малопонятно, кто такие «Кровные» (явно за Уклад - за Уклад, но в какой степени? что за этим стоит?), но это не страшно. Ради такого замеса я готов на многое, если честно.
К такой вводной прилагалась и соответствующая семья – жена и две дочери, с близкими по духу замесами.
В заявке я сперва написал «Отец из Оргодол-гэра», правда, правильно прописав всё остальное. Это создало мне дополнительного нервяка и дополнительной переписки с мастерами, но тут уж «всё хорошо, что хорошо кончается»: невольная и умеренная путаница длилась довольно долго.

Потом я познакомился с игровой семьёй, порадовался общему энтузиазму по поводу грядущего апокалипсису, распределили всякие обязанности (антураж из мешковины – это прекрасно, без шуток) и сели ждать.

И была вводная. [выкладываю вводную сюда целиком, не теряя надежды на то, что мастера выложат и остальные – там есть хорошие истории, да и когда наша «единственная ролевая премия»™ будет собирать материалы – ей это тоже пригодится]

[Пророчество и прочие истории]Когда в Термитник пришли степняки, возвещающие о море, постигшем их кочевье. Когда принесли они последнюю живую твирь и мёртвую землю. Умай-гэр увидел, что это сбывается одно из знамений, предвещающих конец времён. Степняки поняли, что эти горевестники могут помочь в вашем великом деле, помочь отыскать и другие знамения, а, быть может, и сами со временем явить через себя эти знамения.
Умай-гэр выступал за то, чтобы Оргодол был принят в Большой Гэр. Видя это рвение, Яга Алима сказала "Они останутся, и это будет хорошо".

Когда придёт Великая Змея...
Когда в одном доме будет две хозяйки...
Когда бык станет человеком...
Когда Черви заболеют и умрут...
Когда последняя травинка мертвой земли взойдёт на земле живой...
Когда огонь сожрёт огонь...
Когда земля станет водой...
Когда женщина понесёт от ветра...
Когда человечья игла прошьёт горизонт...
Когда Менху станет женщина...
Когда Белое станет Чёрным...
Когда травы станут костями...
Когда седьмой сын седьмого сына войдёт в Бойни...
Когда менху потеряют все секреты...
Когда будут сказаны все слова...


Тогда наступит конец времен. Земля устанет, и не сможет больше родить твири. Быки устанут, и не смогут больше проложить Линий в Степи. И тогда явится Тот, Кто задует солнце и разобьёт звёзды. Облик его будет велик и страшен. Голова его будет попирать Великое Небо, а ноги - пропускать промеж себя Великую Землю. И будет Он Судиёй. И будет Он Судить.
И, хоть будет Он велик и страшен, будут Те, Кто сильнее Его, Те, Кто послал Его. И тогда сыновья и дочери Умай-гэра выйдут на свою последнюю Службу.
И один из Сынов Умай-Гэра вызовет на поединок Того, Кто задует солнце и разобьёт звёзды. И будет тот поединок страшен, и жалящая смерть будет парить вокруг, и крушащая смерть будет ей вторить. И если облачится Сын Умай-Гэра в броню охраняющую - сможет он устоять и победить Его, и лишь в конце сам падёт.
И одна из дочерей Умай-гэра встретит приближение Того, кто задует солнце и разобьёт звезды. Она укажет ему путь к месту гибельного конца, но заплутает впотьмах и не вспомнит больше верной дороги.
И другая дочь Умай-гэра подберёт Солнце, выпавшее из мёртвой руки Того, кто его задует. И рассыпет по степи упавшие и разбитые на осколки звёзды, чтобы Та, Что всё возродит, могла найти дорогу.
И третья дочь Умай-гэра убережёт Ту, Что всё возродит, от зверей.
И уснут сыновья и дочери Умай-гэра, а с ними уснёт и усталая земля. И проснутся они тогда, когда Та начнёт новый круг.

Эта легенда передаётся у вас в роду вот уже многие поколения. И многие же поколения ждут и готовят своих детей к исполнению Последней Службы. Не раз бывало так, что Умай-гэр рисковал не продолдить свой род - то все его дети умирали от страшной болезни, то травы в их кочевье сохли и жухли от засухи. Но всегда Умай-гэр справлялся с напастями. И вот теперь, когда всё больше разговоров о Времени Суок, а гэр закрепился в Термитнике, рядом с сердцем Уклада - часть знамений начала сбываться.
Великай змея, о которой говорилось в легенде - ни что иное, как поезд, курсирующий туда-сюда между городом и дальними пределами, откуда приехали все эти не знающие Уклада странные люди. Да и две хозяйки - это не иначе как Сонные хозяйки, Алая и Белая. Но если часть знамений начала претворяться в жизнь, возможно, есть и другие, о которых пока неизвестно... Нужно не пропустить их и быть готовыми. Нужно найти их все - и обеспечить себя тем, что поможет в последней борьбе гэра.

Проложение Линий. Аврокс. Правильная жертва.
Проложение Линий - главная мистерия Уклада. В проложении Линий определяется будущее настоящих людей и всего мироздания. Будущее может быть хорошим или скверным. Будущего может не случиться вовсе -это худшее из того, что может произойти с миром.
Авроксом называется священная жертва, которую Уклад приносит, инсценируя самопожертвование Бос Туроха в начале времен. Аврокс символизирует Бос Туроха (всегда, даже во время Суок) и воплощает в себе всю мировую гармонию. Правильный выбор аврокса - залог успешного проложения Линий.
Аврокс должен сочетать в себе Зверя и Человека. Аврокс должен быть наделен достаточной силой, на него должны указать знамения. Аврокс не должен идти на жертву по принуждению. Таковы три главные правила для выбора Аврокса.
В прежние времена когда в степи ещё водились полубожественые быки, аврокса выбирали из их числа. Животное приводили в Бойни Черви (всегда уговорами
и лаской, никогда - силой), в Бойнях аврокс совершал священный брак с твириновой невестой, сражался в ритуальном поединке с менху или его учеником (не до смерти, поединок в боьшей степени является ритуальным танцем) и затем провозглашался верховным властителем Уклада (с этого момента и до завершения жертвы старейшина снимал с себя бремя верховной власти, а Яги принимали при новом правителе роль “мамушек” и толковали его волю) - этими тремя деяниями Уклад признавал его человеком. После этого новый правитель Уклада обходил вокруг Боен, осматривал свои владения. Затем - приносился в жертву тем или иным способом.
Но в нынешние времена божественные быки уже не встречаются, а обычные быки измельчали и для проложения Линий никак не годятся. Уже много лет Уклад провозглашает авроксом человека (одним из таких авроксов был Бык Ольгимский).
Для того, чтобы человека претворить в полубожественного зверя, в Укладе существует священный предмет - шкура и голова Бычка Золотые рога. Эта священная реликвия превращает надевшего её человека в подобие божественных быков прошлого. Надевший шкуру перестает быть человеком и становится Зверем. Поэтому носителя шкуры приходится снова “очеловечивать” - через брак, поединок и власть.
Прежде шкура и голова Бычка Золотые рога хранилась у Бату Бураха. От него реликвия перешла к Мангызам и затем пропала когда их дом был разграблен. Севший на место Мангызов старейшина Крюк был вынужден приносить в жертву людей, зашитых в бычьи шкуры.

Способ принесения жертвы не менее важен, чем правильный её выбор. Способ жертвоприношения напрямую определяет будущее Уклада и мира (а правильный выбор аврокса позволяет этому будущему свершиться). Способ жертвоприношения может быть любым на усмотрение старейшины (забить как быка, раскрыть по Линиям как человека, бросить в яму Суок, отдать Горхону, прорастить травами итд). Возможен даже такой способ жертвоприношения, при котором аврокс остается в живых.'


Вводная вдохновляла даже сильнее, чем тексты на сайте. Все «знамения» выглядели вполне достижимыми, а уж личность Того, кто придёт… Нет, простой степняк может придумывать любые апокалиптические картины, но вот как игроку мне казалось, что пророчество говорит то ли о новом Палаче, то ли об Инквизиторе, то ли о каком-то ещё слуге Властей, который для степняка и не человек-то вовсе.

Итак, я прибыл на полигон, разобрался со строяком, сдал «детское вокровище», а заодно узнал при регистрации, что у меня не только есть третья (средняя) дочь (ставшая неожиданностью для семьи где-то за две недели до игры), но и…
1) Моя жена передала этой дочери все свои обязанности по пророчеству.
2) Чтобы она не ушла из рода, мы с женой решили не только выдать её замуж раньше, чем старшую, так ещё и за её _брата_.
3) Её нынешний муж убил моего сына (её брата) в круге Суок.
4) …и правильно сделал, ибо выдавать за брата – грешновато.
5) Выполнять свои обязанности по пророчеству дочь моя отказывается. Или нет. В любом случае нужно придумать как сделать так, чтобы она всё выполнила – или как вернуть эту «обязанность» обратно в род.
Сюрприз не очень приятный, конечно. Особенно про погибшего сына. Но так как мы уже здесь и поделать с этим ничего не можем… остаётся лишь расслабиться и получить удовольствие.

С точки зрения степняков всё дело в Линиях?
Значит раскрою свой отчёт также.
По линиям.

Линия средней дочери.

Процесс примирения с дочерью был не слишком сложным. Всё-таки выдавать за брата было действительно грешновато и творить такое можно было лишь под очень большим количеством твири.
Поэтому я пригласил дочь свою и мужа её на семейный ужин в пятницу вечером.
Они пришли.
Там я узнал, что дочь моя, хоть и ушла из семьи, но продолжает к исполнению роли своей готовиться и знаки искать.
Я рассудил так: сейчас линия Умай-гэра, дома моего, вплетена в линию Термитник-гэра, как и линия Чанбай-гэра, дома зятя моего. А раз линии рядом идут – то и судьбу делить несложно.
Если же попробовал бы кто-то оспорить это…
Впрочем, Тычик, Отец Термитник-гэра менху себя счёл и в сны собрался. Опасное это дело было, много слов про это сказано было…
Там, во снах, и закончились слова Тычика.
Стали Яги совет держать, кого же из людей за Отца Термитника признать? Спросили меня, готов ли?
Сказал я, что готов, покуда пророчество к последнему бою не призовёт, жителей Термитника защищать и быть отцом им. Знамений много и битва близка, но не след дому без хозяев быть.
Согласились Яги, лишних слов не тратя.
Так вплелись линии всех домов Термитника в линию дома Умая. И так появился на полигоне Термитник апокалипсиса, так обрёл он нового Отца и Хозяйку. Успокоился дом, больше не пугал дурными знамениями в Красном Углу.
И стал так Сульдэ Чанбай наследником Монхэ Умая, а жена его Самба, продолжила задачу родовую.
И семейный ужин Термитник-гэра был обильным и праздничным.

Линия Уклада и Боен. Линия сильных людей.

Уклад переживал не самые лёгкие времена, но для Кровного всё просто – когда говорят Яги – они говорят верно. Если же говорят неверно и неправильно, то у них кончаются слова и они становятся как безмолвная Яга.
Когда кто-то говорит о том, что нужно создать Новый Уклад, так как старый уклад размяк, как делал Мясник Кирсан, шагнувший в Яму и вышедший из неё уже не человеком, то тратят они много слов. Говорил Кирсан много, чем дальше – тем больше. Кончились слова у Кирсана… и мясо жёсткое было.
Кто-то, как Жаб, после столкновения с Городом засомневался. Время Суок – время сомнений. Но начнётся новый круг, в котором Уклад разделяет Алое и Белое – и сомнения уйдут. Уклад всё примет.
Мангыз снова стал Старейшиной, но Бойни оставил Крюкам, забрав себе лишь обряд Проложения Линий. Уклад меняется, время Суок звенит. Зато вернулись обратно шкура и голова Бычка Золотые Рога. Зато боятся Мангызов так, что патрульные, когда с Мангызами спорили, не заметили, как в кольце смеющихся степняков оказались.
Зато Хозяйка Ямы – Хозяйка Границы, это всякий менху подтвердить может, на имя её взглянув. И знает она, когда стоит кормить Суок, а когда нет.
Зато Оюн разум и силу свою вернул и остался, кажется, единственным Непобедимым Воином в Горхоне. И съел Оюн Фархада и вернул Людям знания о том, как Красные Углы строить.
Зато Крюки – больше всех менху про гадания и сны знают.
Зато Соломенная менху лучше всех менху лечебные травы знает и куда больше Соломенного Юнца удея отца своего достойна.
Зато Бурахи больше всех про твирин знают.
Зато нашёл Уклад убийцу твириновой невесты: сон был Никте из Чанбай-гэра, что нужно обряд поисковый у Голгой-хэна провести, и что лучше бы на это всех менху собрать и побольше людей Уклада. И сказал я об этом менху, и не пришёл к Голгой-хэну только старик соломенный: стар он был очень. И провели менху обряд – и вышла из могилы твириновая невеста, и показала нам своего убийцу. И прорастили мы его травами – и приняла его Степь.
Силён Уклад и сильнее становится.

Линия невесты седьмого сына.

Дочь Мясника Кирсана за духа сосватана была. Все о том говорят.
Дух этот странен был крайне. Был он седьмым сыном сына седьмого и постоянно невесту найти не мог. То к Мангызам вломиться пытался в поисках, то в упор её не замечал. Степные травы всюду развешивал, болезни вызывал.
Хотели Яги его в ночь в Термитник позвать – да был там Мангыз Железное Сердце, запретил он духа степного в ночь в дом звать. Прав он был.
…и вот, после долгого ожидания, встретилась невеста с духом. Сказал дух, что порченая она и что с того, кто путался с ней – шкуру он живьём сдерёт.
И сгинул.
Странные они – духи степные.

Линия Пророчества.
И ходили люди Умай-гэра по городу и искали они знаки и толковали они их.

Когда придёт Великая Змея...
Что есть железная дорога, как не Змея Великая?
Когда в одном доме будет две хозяйки...
Всяк в Горхоне живущий про двух хозяев знал.
Когда бык станет человеком...
Был Ольгимский, что Человеком стал, зарок принеся. Когда Тэнгэр-хуун в Термитник пришёл – тогда и сбылась примета.
Когда Черви заболеют и умрут...
И заболели черви в Степи и умерли. И один лишь Мансур до Горхона дошёл.
Когда последняя травинка мертвой земли взойдёт на земле живой...
И пришли люди из Оргодол-гэра в Термитник с последними семенами твири с земли своей. И взошла твирь.
Когда огонь сожрёт огонь...
И сгорел гобелен в Горнах. И стал гобелен человеком.
Когда земля станет водой...
И становилась земля водой. В разных вариантах).
Когда женщина понесёт от ветра...
И икалось Ветрам на полигоне каждый раз, как слышали они пророчество. Но и дочери Ветра икалось.
Когда человечья игла прошьёт горизонт...
И пришила Сабурова иглой своей торнадо к горизонту.
Когда Менху станет женщина...
И сказала Дарина – а по вашим меркам – менху я. И сказала Аяна брату своему Нодхэ – отдавай мне отцовский удэй, буду я отцовским наследством владеть. И отдал Нодхэ удей – и стала Аяна менху.
Когда Белое станет Чёрным...
И стал белый дом Соль чёрным от траура, сына потеряв.
Когда травы станут костями...
И проросла трава костями. И вышел из Степи скульптор, в траву пророщенный.
Когда седьмой сын седьмого сына войдёт в Бойни...
И сидели мы всем Умай-гэром в бойнях, в ожидании духа беспокойного целых полтора часа. И дождались мы духа, и ругал он невесту свою три минуты прежде, чем исчезнуть навсегда.
Когда менху потеряют все секреты...
И колонисты узнали и секрет твирина истинного, и многое из того, о чём человек Уклада и не задумается.
Когда будут сказаны все слова...
И сказаны были все слова много раз. И многие от этого умерли.

И отправился я в Цветок-на-Горхоне в поисках брони охраняющей, и увидел я там линию прочерченную между Хозяйками, и увидел я там, что новое единство Уклада и Города – это и есть метафорический доспех, то, что позволит любую битву последнюю провести на своих условиях, пользуясь единством мира нового.
И вот тогда…
ВСЁ.


This page was loaded окт 19 2017, 11:02 am GMT.