Lionking[st91] (lionkingst91) wrote,
Lionking[st91]
lionkingst91

  • Mood:
  • Music:

Переносим старые произведения...


Третья моя попытка написать рассказ. ИМХО первая действительно относительно успешная. Конечно из этого творения на полстранички я бы, возможно, сейчас сделал что-то на десять... Может быть, если когда-нибудь дойдут руки - сделаю. Но пока... Пока пусть оно будет таким. Неуклюжей попыткой написать серьёзную и грустную вещь...

Он смотрел на мир пустыми глазами. Вокруг люди радовались и грустили, а ему было всё равно. Чем-то, возможно душой, он понимал, что видит не всё, что чувствует не всё. Он понимал свою ущербность и пытался забить пустое место в душе. Играл в компьютер, общался с людьми… Но чего-то недоставало. Он не любил. Он читал много книг: искал в них лекарство. И нашёл достаточно простое: любовь или кровь. Он не понимал любви. И поэтому, когда началась война он ушёл на фронт.
У него на руках умер тот, кого он называл лучшим другом. Он спокойно закрыл ему глаза и, опустив труп на землю, забыл о нём. Единственное, о чем он жалел, так это о том, что людей в подразделении почти не осталось.
Потом он остался один. Один из полка. Но ему было всё равно. Он не ушел – был приказ стоять насмерть. И он стоял насмерть. Один пытался выполнить задачу многих.
Его попытались взять в плен. Но он этого будто и не заметил. В ответ на: «Стоять и не дёргаться, сука, иначе, блять, убью на хуй», — слова которые ему прокричал ещё совсем молодой вражеский автоматчик, он повернул голову и направил серый взгляд своих карих глаз на говорящего. И вместо того, чтобы подчиниться молча открыл огонь. В упор. Автоматчик взглянул на него со слезами и почему-то сказал: «За что?», — медленно сползая по стенке блокпоста.
А по рации приказали : «Уходи», — и он ушёл. Шёл медленно, не сгибаясь. Ему было наплевать на смерть. По нему стреляли, но редко. Враги будто боялись этого «серого» пехотинца. Он шел по выжженной боями своей земле. Но ему было всё равно.
А враг не щадил никого – ни женщин, ни детей, ни стариков. Земля, казалось, сочилась кровью. Тут – обгорелая, разрушенная детская площадка, с «живописно» разбросанными детскими трупиками, – артиллерия пристреливалась, ошиблась парой километров при обстреле позиций. Там – руины роддома, который не успели эвакуировать. Выжившие обходили эти места стороной. Но только не он.
Ему было всё равно. Сожалел он немного лишь о деньгах, которые затратят на восстановление. Он не рыдал, когда попав в родной город увидел руины родного дома. Серый взгляд его изменился лишь тогда, когда он увидел трупы матери и сестры. Тогда он повернулся на 180 градусов, и, наплевав на все приказы засел в обломках одного дома и «занял» город.
И когда подошёл враг он начал стрелять. Убил некоторое количество солдат и заставил передовой отряд отступить. Снял с трупов оружие и патроны и держался до того момента, когда остатки дома не разнесли в щебёнку танки. Тогда подвалами он перешёл в другой дом и снова подпустил врага поближе… Когда город был пройден он снова стал отступать. Почти не прячась, он мало ценил жизнь. Ценил труд, искусство… Но он дожил до конца войны.
Вокруг него гибли люди, рушились города… а ему было всё равно. Даже трижды раненый он продолжал убивать. Но ему было наплевать на тех, кого он убил. Наши победили, и поэтому ему дали «Героя». Назван героем, любим девушками… После войны пустота в душе только увеличилась. Не было большинства старых собеседников, в небытиё ушел его дом, его семья… Прошлое стало приходить к нему в снах… Люди сторонились его, зная, где он был, но ему всё ещё было всё равно. Умер он в одиночестве… Но за несколько мгновений до смерти он вдруг понял…
Tags: мои рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments