?

Log in

No account? Create an account
Хорошего понемногу...
joking on ye edge of Abyss
Отчёт с Салема, часть 2. Отчёт с Салема-1922, бета 
22-окт-2015 06:37 pm
чёрный№2, 1, Джерайн
Конечно, этот отчёт я надеюсь ещё несколько исправить и дополнить, но до бета-версии он уже дотянул. В отчёте я могу преувеличивать или недооценивать влияние персонажей на события - но надеюсь, что не слишком сильно.

Салем - 1922.

В начале игры у меня было >250 долларов наличными, гипновертушка, одна пачка патронов, пистолет, связи с лабораторией по очистке героина, компаньон и какие-то слухи о семейном наследстве. Связи с местными традициями, конечно, вызывали определённые опасения. Никто не бывает настолько беспомощным, безответственным и порочным, как член семейства Сибли, пытающийся избежать сожжения на поле.
Прямо перед игрой я узнал о том, что за вступление в наследство нужно заплатить налог: 2000$ за единицу недвижимости. Внушительные деньги.
Когда на игре я узнал, что всего таких единиц три: дом Сибли, в котором я остановился, поле Сибли, а также сгоревшая церковь Сибли, при которой находился небольшой склад - то понял, что налог я не заплачу практически никогда... Впрочем, я забегаю вперёд.
Кроме того у меня было неигровое знание о наличии "Тайного Ордена Хранителей Традиций" и "План действий".
Неигровое знание мешало своим наличием - принципиально не шёл на контакт к ним первым, ибо "ничего не знал, я же простой городской парень". Ну а они ко мне не обращались совсем по другой причине...

[Предварительный план действий]"Хитрый план", версия 0,3 тезисно.
Часть 1. "Закрепиться в Салеме".
0) Доехать до Салема
1) Познакомиться со значимыми представителями городских общин, с городскими чиновниками, "вступить в наследство".
Ответвление А: "Наследство".
а1) Навести справки по семейным традициям. Соседи, городской архив.
а2) Начать расследование обстоятельств гибели. Всё выглядит достаточно странно, чтобы привлечь моё внимание.
2) Наладить контакт с приезжими.
Часть 2. Расследование криминальной активности.
Наблюдения, исследование маршрутов, поиск недовольных и поиск вовлеченных. "Кепка и подтяжки" - ?
Часть 3. Пресечение криминальной активности.
Варианты действий:
При достаточной разработанности большого количества 'маршрутов' - направить большую схему в газету. - резервный вариант, на случай невозможности
"Разделяй и...". Настраивать группировки друг против друга (хотя, казалось бы..), доводя до ресурсного истощения.
"Пожар в борделе". Под покровом темноты срывать поставки по схеме (разработать), внушать смущение, ужас и панику.
"...и властвуй". Перевести "под своё крыло" наиболее пострадавшую сторону, используя их как плацдарм для своих действий. Возможно - внедрение в структуру Семьи".
Отдельная тема для расследования - почему именно Салем? Возможно, дело не только в географии и экономике?
В любом случае, финал состоит из устранения (свести с ума - это отличная идея) лидеров группировок..
А вот что делать с рядовыми членами - стоит решать в зависимости от того, что будет происходить в городе Салеме.. и от местной власти.


Сюжетная линия первая. "Наследие Сибли".
В город мистер Моррис прибыл поздним вечером. Послушал всякую ерунду на городском собрании, поговорил с судьёй о вступлении в наследство. Затем его настиг какой-то странный немолодой мужчина всклокоченной наружности, назвавшийся местным казначеем, потребовал обязательной уплаты какого-то местного налога. Какие деньги, о чём вы? Когда мне прислали письмо о том, что нужно вступать в наследство - никто мне не говорил, что я ещё должен буду кому-то за что-то платить! Вы готовы сделать скидку на определённых условиях? Ладно, я с радостью обсужу с вами этот вопрос!
Сразу же после этого - к судье, с вопросом, что как и зачем?
Судья суетлив и себе на уме. Он говорит, что с радостью бы выписал мне все нужные бумаги, но сперва он бы хотел удостовериться в степени моего родства с семейством Сибли...
Так как судья про налог не говорит ни слова, продолжаю наседать на него.
В доме у него на столе лежат всякие старые дела...
Тогда я не догадался прихватить их с собой, а позже, когда я вспомнил о том, что неприкосновенны лишь бумаги в библиотеке - было поздно.
Судья просит подтверждений - будут ему подтверждения! Пишу телеграмму на почте, заодно - наблюдаю, как мистер Спенсер пользуясь "беззащитностью" поля Сибли собирается на нём копать. Напрашиваюсь в экспедицию вместе с Пирсом. Самое обидное - что мало того, что все вышли хоть с какими-то находками.. кроме меня, так ещё и шериф прицепился.. Впрочем нет, нарушаю хронологию. Сначала - я вернулся из экспедиции, ничего не получив себе (Пирс свои находки молча забрал), затем - поймал судью на пороге его дома и он оформил всю собственность на меня.
...а вот дальше и начались проблемы.
Ну то есть я вот весь из себя Моррис, светский парень, который в этой глуши забыл непонятно что (наследство), активно ничего не понимает в местной движухе, тасканию ящиков и всём таком
(истории про это - это другая сюжетная линия, терпение).
Сначала мне шьют дело, что я незаконно использовал свою землю.
Но вот смотрите, все документы при мне, вот подпись Салемского судьи, вот - Бостонского, всё по закону.. Ну почти.
Вы хотите, чтобы я дал показания против Спенсера? Мол тогда закроете дело на меня и вообще - снимете претензии? Ну ладно, я всё равно ничего от него за экспедицию не получил.. Вот ведь жлоб, да? Я просто приглядывал, чтобы чего не стырили, а то, что стырили - так ведь сколько их было-то? Кто был.. Да не помню, темно было.. но много!
Ситуация нервная и смешная: казначей намекает на то, что я получу скидку на налог, если гарантирую, что не свалю из этого треклятого города и продолжу "семейную традицию". Я бы с радостью посадил здесь настоящего Морриса, прокрутив этим ещё парочку манёвров, чтобы никто не понимал, что вообще здесь произошло.. Но вот так прямо сказать этому прохиндею-казначею? Увольте!
В итоге из-за странного прецедента, договорились с казначеем о том, что я не имею права получать с земли какой-либо доход до тех пор, пока не заплачу налог. Кроме того, у казначея оседает какая-то реликвия, выкопанная Спенсером – и даже с судьёй мне не удаётся её получить обратно.
Говорю с шерифом. Шериф крупный, усатый как морж, чрезвычайно самоуверенный. Он намекает, что Сибли - хитрые парни, у которых всегда был план. Смеюсь и говорю, что я такой же. Снова намёки на переезд в город навсегда. И сомнения в моей серьёзности.
Ничего не остаётся, кроме того, что сказать, что у меня есть план - а игривость я потерял в Европе в 17, во время "длительного вояжа".
На этом всё.. стихает. Казначей время от времени грозит пальцем - "должок!", поле мы с Шерифом ограждаем лентой "федерального расследования" - федералы что-то копают. После первого неудачного опыта я чересчур долго восстанавливался, потому больше в глубины и не залезаю. Не до того.
Единожды участвую в традиции Бейли. Чтобы ко мне немного привыкли.
Мой компаньон, мистер Пирс, принимает деятельное участие. Он сам ужасается сумме, которая мне требуется, говорит, что попробует помочь мне и с деньгами, и с традицией. Время от времени говорит, что нарыл какие-то документы и они при нём. И что он всё расскажет при первой возможности... Но он то с ФБРовцами на поле, то я в безумии, то я с казначеем, то происходит ещё какая-то фигня, из-за которой мы общаемся совсем мало.
На следующий день Пирс признаётся мне, что он сам Сибли, и что у него получилось выполнить Традицию на поле!
Я искренне обрадовался, сказал, что с радостью перепишу всё на него - нужны только деньги на налог!
А сам задумался. Значит ли это, что Традицию действительно может выполнять любой проходимец?
Но, право слово, если Пирс хочет этим заниматься - флаг ему в руки! Тем более, что всё это время он волновался о наследии Сибли гораздо больше моего.
Через несколько часов Пирса сжигают. Дважды.
Шериф начинает говорить, что Пирс – какой-то неправильный Сибли и вообще брат ФБРовца, а поле как-то незаметно остаётся мне.
Чёрт.
Мистер Тич предлагает оплату налога и всякие прочие преференции если я разрешу построить на поле типографию.
С сожалением отказываюсь – кажется, что местные традиции, всё же, совсем не то, чем они стараются казаться – а мне уже хочется разобраться в их загадке…

От сожжённого Пирса мне в наследство достаётся бутылка «Участи Салема», которую я распиваю сидя в больнице и будучи немного не в себе. Наверное, это победа, но у неё какой-то горький вкус.

Сюжетная линия вторая. Бравые и решительные парни.
Когда планируешь бороться с преступностью в маленьком городке нужно предусмотреть многие вещи.
И даже не наличие маски, без которой довольно сложно выходить на группу людей, у которых в городе полно родственников…
Главная проблема – если действительно полностью перекрыть любой из каналов поставки контрабанды, то тогда треть горожан будет приведена болезнью в полностью нетрудоспособное состояние.
Самый большой дефицит в городе – сигары. Сигар постоянно не хватает, цены на сигары больше чем цены на виски – и это при том, что виски вообще-то под запретом!
Вторая проблема – по большему счёту мафиози были или приятными людьми, или неудачниками. Они не устраивали грубого рэкета (в отличие от городских властей), не отжимали ничью собственность (в отличие от городских властей)… По крайней мере так, чтобы это было достоянием общественности.
Короче говоря, вскоре после того, как я узнал, что при церкви есть склад, при котором аж пять грузовиков, я встретил приятного ирландского джентльмена, с которым и условились на 900$ за цикл. Так и продолжалось всё время…
За исключением первого раза, когда охрана радостно привела бегунка не к тому складу! И следующего цикла, когда из-за той ошибки Бран был более стеснён в средствах.
Видел я ту охрану, не в одиночку с ними бороться...
В результате всего этого, я не получил дохода аж за три цикла, что несколько ухудшило моё финансовое положение… Впрочем, в дальнейшем я уделял ему несколько меньше внимания.
Отдельным анекдотом, конечно, было взаимодействие с Джеком ‘Ножом’ Кентом. Он был, кажется, единственным бегунком, который на начало всей этой катавасии знал, что церковь – склад, работал на этом складе и был намерен получать от этого дивиденды.
Регулярно он приставал ко мне, пошатываясь от очередной выпитой бутылки виски (как же я завидовал ему – в этом городе у меня от виски начинала раскалываться голова, прямо как от колокольного звона!) с предложением поработать на какую-нибудь мафиозную группу, взяв его в долю. Не менее регулярно он рассказывал мне о том, что сказал нужным людям – и ко мне подойдут с предложением, от которого я не смогу отказаться. Правда говорил он мне об этом через пару часов после смены костюма – так что я так и не узнал, с кем же он договаривался и о чём.
Так как для того, чтобы противодействовать мафии на прямую мне не хватало ресурсов или напарника, а с тем, чтобы гадить себе мафиози справлялись самостоятельно без чьей либо помощи, я просто запомнил всех участников производственных цепочек, надеясь заняться ими в будущем… или при удобном случае. Такое намерение сыграло со мной дурную шутку – дальше была война, и было немного не до контрабанды в двадцатые годы.
Мистер Олгуд, работающий на Фелисити порой предлагал мне продать ему склад – и если бы я этим всё же занялся, то в дальнейшем у меня не было бы финансовых проблем, но… Я был просто совершенно не готов к тому, с чем столкнусь на самом деле.
Расследованием гибели Сибли плотно заняты ФБРовцы, а где ещё в этом городе нарушается закон?
Куда-то пропал судья (о том, что его застрелили и прикопали на поле индейцев я узнал «по жизни» минут через пятнадцать после преступления, а по игре – не узнал вовсе, хотя и пытался), шериф крышует итальянцев и работает на них, у Кэтрин Эспозито, дочки доктора Григгса, похищен сын… О.
В поиски ребёнка Эспозито вовлечены, кажется, все мафиозные структуры, ФБР отвечают, что это дело вне их юрисдикции, пусть возится местная полиция. Почему-то все время от времени пытаются найти мистера Пирса, находят меня, путают меня с ним, выясняют ошибку, ищут Пирса… Немного помогаю ведьмам допросить Пирса. Красивые… И, вместе с тем, я бы был конкретнее в формулировках. Пирс отшучивается и объясняет, что ничего не понимает.
Кэтрин говорит, что знает надёжную примету похитителя. Он должен быть совершенно не в курсе того, кто у какой мафиозной группировки босс… И как устроены цепочки контрабанды. Так как в вакханалии перетаски ящиков участвовал так или иначе весь город, то нужно проверить приезжих. Кстати, Пирс…
Короткая беседа с Пирсом на пороге гипнокабинета – и я выясняю, что Пирс действительно совершенно не представляет, как ту всё устроено… и очень хочет разобраться. А ещё – ему очень нужно восстановить эмоциональные резервы.
Он заходит в кабинет, затем мимо пробегает доктор Григгс.
- Нэйтан! Пирс очень похож на того человека, которого вы ищете. И он сейчас в вашем кабинете… И ему нужны эмоции. Если вы понимаете, о какой церкви идёт речь.
- Да, но сейчас некогда, у меня есть несколько идей…
Дальше я не слушал. Мне кажется, что спасти внука ему не так важно, как спасти мир… но знаний про спасение мира пока не хватает.
Пирс уходит.
Жить ему оставалось ещё где-то три часа.
Полиция узнает о том, что он похититель где-то через полчаса после того, как его сожжёт «Доктор».
Мэра смещают, затем – убивают, затем – поднимают в качестве ходячего мертвеца… Но ненадолго. И это происходит уже где-то вне поля моего внимания.
Несколько раз подрываюсь на звуки перестрелок – но ни разу не успеваю. Более того, почему-то рядом со мной практически не стреляют.
Финальный аккорд моей «борьбы с преступностью в городе Салем в 1920х годах» был столь же нелеп, сколь и смешон.
У него была короткая предыстория: отчаявшись в своих попытках урвать кусочек Салемского пирога, ОПГ «Евреи», упустившая все возможности, которые только можно, решила устранить Марко Джанини и Тони Галаки. Первый исполнял обязанности главного врача больницы, второй… Пускай сам рассказывает свою историю. Со своей стороны – в тот момент я был совершенно уверен в том, что Тони был если и не бывшим мужем Эспозито, то отцом похищенного ребёнка.
Итак, евреи вломились в больницу, подстрелили Марко и Тони, попробовали их утащить с собой на поле Бейли, чтобы расправиться, но…
Проблема была в том, что в этот момент у гипнокабинета доктора Григгса происходило совещание «как же нам всё-таки спасти мир». Услышав выстрелы бодрая толпа вырвалась наружу, перехватила и обезоружила младшего Гельда с Марко Джанини в руках, удостоверилась в отсутствии Тони и немного разбрелась. Шериф пошёл устраивать маленький еврейский погром, Иасон пошёл перетирать с шерифом, а я услышал выстрел со стороны поля Бейли.
Группа снова собралась, организованно прошла на поле и обнаружила там раненого Тони и старшего Гельда. Что было с Гельдом после этого – я не видел, ибо помогал вытащить Тони оттуда и поставить на ноги.

В результате всего этого, я подошёл к Гельду и предложил ему сворачивать преступную деятельность и работать на меня. Всё согласно плану.

После где-то получасового торга я понял, что дело затягивается и, договорившись о том, что продолжим разговор позже, отправился спасать мир от Глоаки.
Очевидно, что разговор наш так и не был закончен.

Ещё один анекдот случился, когда Марко Джанини и Фоссет сидели напротив Кейт Роджерс в приёмном покое больницы. Разговаривали за жизнь, Марко упомянул родственников, я отметил, что «для вас Семья – это очень важно».
Затем заметил, что Кейт совсем не поняла о чём разговор и начал веселиться. Все решили, что я схожу с ума, но затем я показал Фоссету на то, что это соседство довольно забавно – и рассмеялся уже Фоссет.
И тут Кейт достала револьвер и начала его демонстративно заряжать.
Мне стало совсем смешно, а Фоссету с Марко – нервно.

Мир сдвинулся и выборы между плохим и худшим привели к катастрофе.
Или нет?

Сюжетная линия третья. Вглубь кроличьей норы.

Салем хранит множество тайн. Первая из них гулом отдаётся в ушах, так, что в голове звенит, из носа течёт кровь и лишь табачный дым может успокоить рассеянные чувства.
Что такое колокол? Где он находится? Почему, что…
Нет, не так.
Знакомство с Салемской историей для меня – вечер и ночь в библиотеке. Попытки разобраться в пыльных манускриптах. Первые расшифрованные тексты. Курево и дым коромыслом. Послушать музыку в баре, почитать историю. Хм, а вот эта загадка слишком сложна, чтобы её решить нужно быть более умным.
Ага, её разгадал Риддл – и судя по тому, как сильно был распотрошён конверт, он забрал себе что-то ценное. Не рассказывает, только таинственно улыбается. Бесит.
Обшаривая библиотеку натыкаюсь на Ярбух – инструкцию по гипнотерапии. Мистер Гиббс против того, чтобы её выносили наружу. Выглядит странно, но приходится согласиться – таковы традиции этого места.
Нет, снова не так.
Правильнее всего рассказывать эту историю кусочками образов.
Образ первый: колокол, который звонит по ком-то. Жёлтые колпаки. Они же – карандашики. Они же – шутка про ворону на морковном поле. Каркают, предлагают «лекарство». Всегда отказываюсь, даже тогда, когда узнаю, что лекарство не только помогает, но и придаёт сил. Их бесполезно бить, по ним бесполезно стрелять. Один раз я захватил кого-то, но потом стало ясно, что это всего лишь испарения болотного газа.
С какого-то момента удары колокола кажутся мне благом и я говорю спасибо вам, мистер Посли-старый хрыч за то, что веду дневник, в котором могу отсечь последствия вашего воздействия.
Что же скрывалось за этой тайной?
Сначала я узнал, что они выходят из домика на кладбище. Причём одновременно с колокольным боем.
Затем, подежурив у домика вместе со старшей Бирн, когда колпаки делали очередную жертву своей – я узнал, как же они это делали. Добровольное согласие, ритуальная «казнь».
Это – то, что нужно уничтожить.
Кто же скрывается под маской?
Дорога говорит, что Блейн. Правда он очень похож на Казначея, так что мишени – они оба. Казначей – из-за того, что казначей, а Ворона с Морковного поля – потому что это – не наше.
Особенно это становится ясно, когда я слушаю, как выходит из безумия Коннор Бирн – с блопанием, поклонением Омнипотентной Глоаке и прочей подобной ересью. Больше всего меня удивило то, что не все поняли, что значит «Апостол», при том, что многие были при том памятном сеансе гипнотерапии.
Короткий анекдот: собрав кучу бумажек, казначей приходит на сеанс гипнотерапии, причём с собственным гипнотерапевтом. Григгс нагнетает шёпотом, что казначей – воистину зло. Меланхолично отмечаю, что сейчас нас тут шестеро, а Пикерингов в комнате всего двое… Да и то казначей сейчас беспомощен, ибо в трансе.
Мне сказали, что я не прав и больше я не возвращался к этой теме.
Всё заканчивается просто, смешно и нелепо.
Риддл, убедивший ФБРовцев помочь ему, получает старое ружьё, откопанное на «моём» поле и произносит СЛОВА. Казначея поглощает земля.
Фоссет, получивший от меня инструкцию к тому, что нужно сделать, сбегает с белого совета, сходит с ума и, исцелившись, поражает Глоаку молнией.
Я не успеваю применить свои слова. Тем более, что «материальный компонент» так и не попадает в мои руки.
Глоака повержен без моего участия, а я просто мило и спокойно беседую с одной морковкой. Блоп-блоп.
Главное, что когда ты не в своём уме – тебе с большим старанием отвечают на любые вопросы.

Образ второй. Библиотека.
Здесь пыльно и душно, порой – здесь накурено. Сигар постоянно не хватает, ими расплачиваются за услуги и обменивают их на информацию. Я обменял карту индейского поля у вождя на целых три сигары и считал, что совсем не прогадал! Тем более, что сразу после обмена ещё одна карта досталась ему бесплатно.
В библиотеке можно много чего найти – Григгс нашёл древнюю магическую книгу, Риддл – что-то связанное с местными… Я же, пройдя в гипнотерапии следом за индейским вождём, и забрав его голову, смог найти искрящийся зелёным пергамент со словами Охотника. Конечно, мне потребовалась небольшая помощь, которую оказал Габриэль Леви, и без неё мне бы пришлось возиться куда дольше… Но настрой от скальпа индейца не предполагал отступлений.
В Библиотеке можно узнать много всего полезного… А можно и сойти с ума.
Со мной это приключилось так: зашёл в пыльный кабинет, затем увидел, как всё вокруг превращается в грибы, затем… Впрочем, я забегаю вперёд и довольно сильно. Даже не вперёд, а в другую историю.
Сойдя с ума единожды – и оценив обстановку, я придумываю способ достать документы из архива. Нужен или доброволец, или идиот. А то эту дурацкую вертушку доставать довольно долго…
Доброволец был найден – сестра Абигейл оказалась весьма внушаема. И с мелкой моторикой у неё всё в порядке. Конечно, она вынесла не всё, но и полученных документов достаточно для дальнейшей работы.
Затем библиотекари собирают то, что по их мнению имеет опасность и забрасывают обратно в архив и трюк с гипнозом повторяется.
В какой-то момент я замечаю, что довольно внушительная стопка бумаг лежит в комнате библиотекарей, сбоку от тумбочки. Забираю их оттуда всякий раз, когда библиотекарей нет, а затем – кладу обратно.
Отдельное удовольствие – прочитать потом наставления ведающей тайны.. или что-то подобное – женщинам семьи Ривьер.
Помогаю с расшифровкой каких-то текстов Леви. За это они помогут мне… позже.
Отдельно отмечаю тех, кто как-то интересуется Шамбалой и обществом Туле. Больше всех про это интересовался Хайкастл. Крайне любопытно. Несколько раз рассказываю о том, что участвовал в экспедиции в Шамбалу, но это не вызывает особого интереса.
Вообще, картина о происходящем в городе кажется весьма противоречивой. Болезнь уже была здесь, она пришла и отступила. И выстрел из «помолодевшего старого мушкета» был весьма значим в процессе усмирения толпы.
В Библиотеку я возвращаюсь при каждом удобном случае. Порой – жутко бешусь от казначея, который собирает себе стопку документов и коршуном сидит над ними, не позволяя никому ничего трогать, пока он сам не прочитает.
Казначей, к слову, входит в архив довольно свободно. Также с этим всё в порядке у Фоссета. Один раз я его, конечно, поводил кругами, но затем он сбежал и снова нырнул в эту пыльную комнату, оставаясь там довольно надолго.
Порой библиотеку запирают. Это вызывает огромное желание выбить дверь – но это всё – лишние эмоции.
А ещё – библиотека – это ключ к Ультимейту. Об этом знают немногие и это ценное знание.

Образ третий. Зажим.
Когда кажется, что стало скучно, грустно и некуда применить ни знания, ни умения, достаточно просто сходить в больницу. Почему-то, стоит немного посидеть там, как или приносят раненых, или начинается ещё какое-нибудь действо.
Очень смешно ставить росписи в ведомостях учёта лекарств, не являясь при этом штатным доктором. Неоднократно думал даже устроиться на работу, но что-то всё время мешало. То меняется руководство больницы, то мне выгоднее представать перед людьми безработным, без особых занятий… Никого не смущает, что городской бездельник сносно зашивает раны, цинично шутит на медицинские темы и вообще всегда имеет при себе набор доктора.
Я успел зашить группу Спенсера, группу Хайкасла, Тони, Роналда Ривьера… Не сказать, что это принесло мне какие-либо доходы, исключительно «социальные связи». Но и они бывают полезными.

Образ нулевой. Паук в центре паутины. Мистер Франклин, или…
Гипноз.
Вот то, что объединяет прошлое Салема, его будущее и настоящее. Признаться честно, сначала я не очень-то верил в эту ересь. Тем более – не доверял гипнотерапевтам. Знать, что человек может влезть тебе в голову, натворить там всяческих дел, узнать о тебе всё… К тому же, гипнотерапевтам нужно платить, а денег у меня было негусто. С учётом того, что я планировал заплатить налог хотя бы за поле, траты приходилось предельно оптимизировать.
В первый раз я столкнулся с гипнозом, когда сошёл с ума. Безумие нахлынуло волной, а с исчерпанными душевными силами и пистолетом делало жизнь намного веселее. Веселье прекратилось в кабинете мистера Посли: меня съели и попытались внушить, что с чем-то человек не в силах справиться в одиночку. Потом мистер Посли взялся хоть немного восполнить мои резервы и заодно включил мне в голову немного христианской картины мира и идею о том, что колокол – благо. Это внесло в мой расколотый внутренний мир дополнительную сумятицу. Степень воздействия мистера Посли (и сам факт этого воздействия) я восстанавливал по своим дневникам и беседам с другими гипнотерапевтами.
Следующее столкновение с гипнозом произошло, когда я привёл сестру Абигейл в кабинет к Григгсу и прослушал, как она идёт по дороге из жёлтого кирпича в замок, разрушая по дороге то, от чего стоило бы отказаться. Григгс рассуждает об ресурсах и антиресурсах, и это у него выходит довольно складно.
Следующая картинка – моё общение с Франклином. Он сводит с ума и я уверен, что не только в переносном смысле. Достаточно поговорить с ним один раз, а я делаю это неоднократно… И моя теория в итоге подтверждается. Обсуждаем результаты этого эксперимента с прекрасной Дианой Голдман... Потом. Старик в Университете явно не просто так.
Я схожу с ума, а там меня ведут по Дороге. Я прихожу в сапфировый город, но не слишком результативно. Надо было курить сигару, а не пить виски, увы мне. Или нет?
Финальные аккорды безумия настигают меня незадолго до финальной вспышки тумана. Я успеваю попросить заступничества Охотника, для того, чтобы быть готовым разить его словом… Но при этом сомневаюсь, верно ли я поступил так? Стоило ли мне это делать?
Тень накрыла Салем, а история прошла всего лишь треть…


В качестве постскриптума – письмо, написанное, например, запасному персонажу. Надо было лично закинуть его в крипту перед второй игрой, но этот момент я всё-таки упустил.

[Затенённое письмо]С тяжёлым сердцем пишу я это письмо.
Верить мне, или нет - вопрос к тебе, о пытливый читатель. Я верю в твой разум - иначе бы ты не наткнулся на это письмо.
Возможно, что ты знаешь больше меня - тогда советую тебе снова спрятать его там, где ты нашёл. Знания ещё пригодятся...

Многим.

Я не скажу ничего нового. Ничего необычного. Ничего такого, о чём не знают горожане. Просто... Немного расставлю акценты.
По-своему.

Элизабет Ребер, Абигэйл Хейз.
Запомните эти имена.
Абигэйл - одна из умнейших женщин своего поколения.
Монашка.
Казалось бы, при чём здесь Салемские Ведьмы?

Кошки, кошки, всюду кошки.
Казалось бы, при чём тут Маргарет Вудхауз и её кот Посейдон?

Опыт Салема. Как повлияло то, что рабочее движение тут оказалось так сильно, что его достижения позволили красным поднять голову после того, как в восемнадцатом году они оказались вне закона.
Вопросы, вопросы...

Их возникает немало. И некоторые из них ещё нужно догадаться задать.

Чей кот Фрнф’Р’Кот, блоп-блоп?
Почему Апостолы - это не всегда благо, а ворона на морковном поле - это страшно и смешно? Старожилы знают. Старожилы помнят.
Они знают и чем закончилась эпидемия в девятнадцатом веке. Кто убил главного - и какой Охотник направлял его руку.

Кстати, про эпидемию. Салемская эпидемия закончилась хорошо, англичанка не подгадила. Скорее наоборот. Или британка?

Кот британских пород, или англичанин?

Вот ещё вопрос: куда ведут Дороги? Что находится в их центре и, не к ночи вопрос, ой не к ночи - кого и как одолел мистер Фоссет.

И раз уж было задано столько вопросов - то вот один из самых важных. Он содержит в себе часть некоторых ответов - но это только часть.

Чтобы использовать самое сильное из подвластных человеку орудий, нужно быть готовым к слиянию с архетипом... И быть готовым к тому, что именно этот архетип будет доминировать над поступками. И как символ этого слияния - нужно взглянуть в глаза безумию, с которым может справиться не каждый человек.
Вопрос - стоит ли действительно через это проходить?
Один из источников чёрного тумана - та сила, к которой обратились, использовав нужные слова. Имени этой силы я пока не знаю, хоть у меня и есть подозрения, но не эта ли сила не даёт покинуть Салем? Не эта ли сила стоит за тем, что здесь происходит?
И как её одолеть?

Тень накрыла Салем... Подумай над ответами, мой пытливый читатель. Возможно, ты справишься.

То, что объединяло нас, нынче старается столкнуть лбами и посмотреть, кто же победит, кто окажется сильнее.
Возможно, оно просто выбирает себе лакомый кусочек.

Г.К.Аллард.
Comments 
22-окт-2015 04:04 pm
1) Кажется, Аллард сошёл с ума ещё в 20-х
2) Если время есть пространство, а пространство есть время, то почему ты пишешь, что год 21, хотя 22?..
3) Приятно оглянуться назад и понять, что на первой части еще даже быков не было, верно?..
22-окт-2015 04:36 pm
1. Причём трижды!
2. Исправлю!
3. С тоской мычу!
22-окт-2015 05:33 pm
Ох, трава-травушка!
Классный отчет!
23-окт-2015 04:40 am
Оффтопом, но тоже по теме рпг -- ты получил мое сообщение в личке жж?
23-окт-2015 07:19 am
Уведомление ускакало в спам, сейчас отвечу!
This page was loaded ноя 24 2017, 6:04 am GMT.